Открыть меню

Сатанисты и моралфаги, или Кто усыновляет детей с синдромом Дауна

Автор: Fritz Morgen

При обсуждении моего плана по уничтожению детских домов всплыл важный вопрос: кто будет усыновлять даунов? На первый взгляд, вопрос это чисто технический, и решить его можно тысячью способов. Можно, например, отдавать даунов на Запад. Можно выплачивать семьям, воспитывающим ребёнка с синдромом Дауна, повышенное пособие. Можно, наконец, провести социальную компанию «усынови дауна», которая, вне всяких сомнений, сработает: люди-то у нас сделаны из того же теста, что и в других странах. Однако, если смотреть в корень, выясняется, что вопрос детей-даунов гораздо важнее, чем кажется.

Собственно, отношение к даунам как нельзя чётче обозначает пропасть между сатанистами и моралфагами.

Моралфаги

Отношение моралфагов к даунам лучше всего можно передать вот этой реальной цитатой:

«Нет, дауны в семье — это ненормально. Это до конца своих дней отравленная жизнь».

Моралфаги полагают, что ребёнок-даун — это горе и проблемы, следовательно, взваливать на себя такую обузу будет только конченный мазохист.

Логика тут примерно следующая:

1. Ребёнок — это, прежде всего, твой долг, ответственность и обязанность.

2. Прибыль с ребёнка — внуки, стакан воды в старости и гордость за его успехи в школе.

3. Ребёнок даун требует гораздо больше заботы, чем обычный ребёнок.

4. Ни внуков, ни стакана воды в старости, ни успехов в школе от дауна ждать не приходится.

Вывод? Даун — это плохой, невыгодный, ненужный ребёнок. Усилий вкладывать надо много, а выхлоп — заведомо нулевой. Плюс ко всему, глядя на дауна, надо постоянно плакать от осознания того, что он — даун, и это не лечится. Не откажу себе в удовольствии процитировать Иерея Алексия Мороза:

«Если Господь посылает ребенка, пусть даже с синдромом Дауна, все равно рождается живая душа. Живая душа, которая войдет в Царствие Небесное и обретет вечную жизнь. Появление на свет ребенка с синдромом Дауна, может быть, и есть тот крест, который необходим человеку для его спасения и для обретения вечной жизни. Если даже Господь попустит, и родится такой больной ребенок, то его родители, ухаживая за ним и неся крест любви и терпения, будут совершенствоваться в добродетелях и именно за этот крест могут обрести вечную жизнь и вечный покой».

Сатанисты

Сатанисты, напротив, никаких «стаканов воды» от детей не ждут. Будущая премия на небесах тоже, сами понимаете, малоактуальна. Ребёнок для сатаниста — это предмет роскоши. Это развлечение, типа автомобиля или собаки. Поэтому маленький даун для сатаниста — это просто ласковый ребёнок, с которым можно играть, с которым можно ездить в аквапарк и которому можно читать сказку на ночь.

Что же касается сниженных умственных способностей — сатанисты просто не понимают, из-за чего тут переживать. Не расстраиваются же владельцы собак, что их собака никогда не научится говорить?

Если смотреть с другой стороны, со стороны ребёнка, то и тут сатанист однозначно выигрывает у любого моралфага, каким бы праведником тот ни был. Ведь ребёнку не так уж важно, чем его кормят и во что одевают. Ребёнку хочется, чтобы он был нужен родителям и чтобы родители его любили. Сатанисты могут предложить ребёнку и то и то. Сатанистам доставляет удовольствие общение с ребёнком, и, следовательно, ребёнок им нужен.

Моралфаги, напротив, общаются с ребёноком из чувства долга, по обязанности. Ни про какую любовь и, тем более, про нужность, тут и речи нет: кому же нужна обуза? Спасает, в общем, только одно: природа — вещь упрямая, и даже самый фанатичный моралфаг, прожив с ребёнком какое-то время, обычно привязывается к нему.

Заключение

Кого в нашей стране больше — сатанистов или моралфагов? Моралфаги, однозначно, в большинстве. Для этого большинства даже просто приёмный ребёнок представляется ненужной тягостной обузой, от даунов же они отказываются даже от своих. Однако в России ежегодно рождается всего-навсего две тысячи детей с синдромом Дауна. И если решить финансовый вопрос, то на эти две тысячи детей приёмных родителей точно хватит.

PS: Про сложности усыновления. Есть такой миф, что усыновить ребёнка — очень сложно, что есть «очередь на усыновление», и в этой очереди надо стоять чуть ли не десять лет, а потом ещё и платить гигантские взятки. Лично я в это не очень верю. Поэтому, если кто-то из моих читателей занимается вопросами усыновления в Петербурге, пришлите мне письмо (fritz.morgen@gmail.com). Я приеду к Вам в гости, посмотрю как всё устроено, и пропиарю Вашу организацию в своём блоге.

PPS: Сразу несколько блоггеров нашли дыру в идее уничтожения детских домов. Хитрая мать могла бы родить ребёнка под чужим именем, а потом через взятку «усыновить его» и получать на него пособие, как на усыновлённого. На мой взгляд, однако, этот план не будет массово работать по двум причинам.

Во-первых, всё это весьма рисковано. Есть большой шанс, что всё сорвётся, и твоего ребёнка отправят в другую семью. Мало кто из матерей согласится так рисковать своим чадом. Тем же матерям, которые рисковать согласятся, проще вообще никого не рожать, а сразу усыновить чужого ребёнка.

Во-вторых, если это таки станет массовым, можно будет ввести либо обязательный ДНК-тест на родство, либо посещение гинеколога за полгода до усыновления. Тогда усыновить именно своего ребёнка будет просто невозможно.

© 2017 Sqlapp.ru · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено Материалы из рубрики "Копилка" принадлежат их правообладателям и представлены на сайте в ознакомительных целях.