Открыть меню

О синдроме Дауна и эффекте Даунинга

В последнее время эта непривлекательная и совсем не гламурная тема всплыла вдруг с мутного дна общественного сознания поближе к его глянцевой поверхности, подняв на ней немало штормовых волн и бурлений.

Подавляющее большинство бурлящих, (за ну о-очень небольшим исключением), разумеется, нестройным, но яростным хором накинулись на «виновника торжества», колумниста А.Никонова a_nikonov .

Его позиция, надо сказать, мне известна лишь поверхностно, приблизительно и в пересказе.

(Статейку-то нашумевшую я читала, кажется, (правда, успела основательно подзабыть всё, кроме очень общего смысла, и гуглёж на скорую руку её, почему-то, не выплюнул).

Прочитав же не менее нашумевшее и провокационное его интервью на «Эхе», убедилась, что и сам Никонов имеет весьма туманное, мягко скажем, представление о предмете обсуждения.

Поэтому, вопрос моего согласия или несогласия с ним с «повестки дня» снимаю.

Отношение же моё к теме в целом попросту невозможно втиснуть в пару-тройку общих формулировок, да и зачем?

С самого начала, как только тема «неполноценных», «уродов», и пр. всплыла и забурлила всеми цветами детской неожиданности, меня постоянно интересовал вопрос: о каких именно болезнях, недостатках, какой степени недоразвитости и т.п. конкретно говорил Никонов и, впоследствии, все остальные ?

Ведь, как известно, инвалид инвалиду рознь.

Но чёткого и внятного ответа мне получить пока не удалось — как уже говорила, его, похоже, не знает и сам Никонов, да и не только он.

Чаще всего сквозь шум бурлений доносилось, с подачи инициатора диспута, слово «дауны», ставшее, почему-то, в устах многих именем нарицательным, синонимом «урода, дебила, генетического отброса» и т.п.

Мы так часто говорим об этих самых пресловутых «даунах», и, как оказалось, так мало знаем о них.

Да и то — знают единицы, которые видели «дауна» живьём.

Остальные же вообще не имеют ни малейшего представления ни о самом синдроме, ни о проблемах, с ним связанных.

21 марта — международный День больных синдромом Дауна.

Появившиеся в этой связи в сети материалы помогли и мне пополнить свой арсенал знаний и фактов по теме.

И теперь, как сознательный член обчества и просто хороший человек, решила нести свои знания в широкие народные массы:

Синдром Дауна, (назван по фамилии врача Джона Дауна), среди всех геномных патологий наиболее распространён — 1 из 700.

Вопреки расхожим стереотипам, никакой связи с национальностью, уровнем жизни, здоровьем и образом жизни родителей на данный момент не установлено.

Однако всё же есть некоторые показатели, связанные с риском рождения ребёнка с этим синдромом.

Наиболее известный из них — возраст матери.

Для женщин в возрасте до 25 лет вероятность рождения больного ребенка равна 1/1400, до 30 – 1/1000, в 35 лет риск возрастает до 1/350, в 42 года – до 1/60, а в 49 лет – до 1/12. Тем не менее, поскольку молодые женщины в целом рожают гораздо больше детей, большинство (80%) всех детей с синдромом Дауна в действительности рождены молодыми женщинами в возрасте до 30 лет.

Остальные факторы, по результатам исследования индийских учёных, это:

возраст отца, близкородственные браки, а также, как ни странно, возраст бабушки по материнской линии. Причем последний из четырех факторов оказался наиболее значимым. Чем старше была бабушка, когда рожала дочь, тем выше вероятность, что та родит ей внука или внучку с синдромом Дауна. Эта вероятность возрастает на 30% с каждым годом, «упущенным» будущей бабушкой.

Синдром возникает из-за процесса расхождения хромосом при образовании гамет (яйцеклеток и сперматозоидов), в результате чего ребенок получает от матери (в 90% случаев) или от отца (в 10% случаев) лишнюю 21-ю хромосому. У большинства больных синдромом Дауна имеется три 21-х хромосомы вместо положенных двух; в 5 8% случаев аномалия связана с присутствием не целой лишней хромосомы, а ее фрагментов.

Иными словами, вместо 46 хромосом в каждой клетке здорового человека, у больных с. Д. их – 47.

У обычного человека хромосомы составляют пары. При образовании половых клеток пары расходятся и клетка делится пополам. В результате в яйцеклетке и в сперматозоиде получается по 23 хромосомы. Когда женская и мужская клетка сливаются в экстазе, каждая хромосома соединяется со своей «половинкой».

Но иногда при делении половой клетки расходятся все хромосомы, кроме 21-й пары, и получается клетка с 24 хромосомами вместо 23.

При оплодотворении хромосомы соединяются, а 21-я оказывается «третьей лишней», и, как всегда в таких случаях, внаглую присоединяется к паре.

Теперь клетка, дающая начало новой жизни, вместо обычных 46 хромосом содержит 47.

Такими же будут и остальные клетки человека с синдромом Дауна.

Это выражается в следующих характерных признаках и симптомах:

Из характерных внешних признаков синдрома отмечают плоское лицо с раскосыми глазами (как у монголоидной расы, поэтому раньше это заболевание называли монголизмом — mongolism), широкими губами, широким плоским языком с глубокой продольной бороздой на нем. Голова круглая, скошенный узкий лоб, ушные раковины уменьшены в вертикальном направлении, с приросшей мочкой, глаза с пятнистой радужной оболочкой (пятна Брушфельда — Brushfield’s spots). Волосы на голове мягкие, редкие, прямые с низкой линией роста на шее. Для людей с синдромом Дауна характерны изменения конечностей – укорочение и расширение кистей и стоп (акромикрия). Мизинец укорочен и искривлен, на нем только две сгибательные борозды. На ладонях только одна поперечная борозда (четырехпалая). Отмечаются неправильный рост зубов, высокое небо, изменения со стороны внутренних органов, особенно пищевого канала и сердца.

(Список из брошюры центра Downside Up) :

«плоское лицо» — 90 %

брахицефалия (аномальное укорочение черепа) — 81 %

кожная складка на шее у новорожденных — 81 %

эпикантус (вертикальная кожная складка, прикрывающая медиальный угол глазной щели) — 80 %

гиперподвижность суставов — 80 %

мышечная гипотония — 80 %

плоский затылок — 78 %

короткие конечности — 70 %

брахимезофалангия (укорочение всех пальцев за счет недоразвития средних фаланг) — 70 %

катаракта в возрасте старше 8 лет — 66 %

открытый рот (в связи с низким тонусом мышц и особым строением нёба) — 65 %

зубные аномалии — 65 %

клинодактилия 5-го пальца (искривлённый мизинец) — 60 %

аркообразное («готическое») нёбо — 58 %

плоская переносица — 52 %

бороздчатый язык — 50 %

поперечная ладонная складка (называемая также «обезьяньей») — 45 %

короткая широкая шея — 45 %

ВПС (врождённый порок сердца) — 40 %

короткий нос — 40 %

страбизм (косоглазие) — 29 %

деформация грудной клетки, килевидная или воронкообразная — 27 %

пигментные пятна по краю радужки = пятна Брушфильда — 19 %

эписиндром — 8 %

стеноз или атрезия 12-перстной кишки — 8 %

врождённый лейкоз — 8 %.

Несмотря на столь внушительный перечень, люди с с.Д. не только обучаемы, и могут жить и функционировать в современном обществе — некоторые из них преуспели в этом куда больше их здоровых судей и обвинителей:

Прочитав эту статью, я вспомнила т.н. эффект Даунинга. Суть его, говоря упрощённо, в том, что, как правило, умные люди склонны свои способности недооценивать и сомневаться в себе, тогда как глупые и недалёкие, наоборот, их переоценивают, нисколько при этом не сомневаясь.

Перенеся этот закон в данный контекст, стоит задуматься: кто же более «неполноценен»: люди с с.Д., способные на всё то, что описано выше и, в частности, в материале «Новой газеты», или же их здоровые, самоуверенные и самовлюблённые судьи, считающие первых, несмотря на все вышеупомянутые факты, дебилами, «овощами» и генетическими отбросами, не способными к существованию, да и права на него не имеющими.

© 2017 Sqlapp.ru · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено Материалы из рубрики "Копилка" принадлежат их правообладателям и представлены на сайте в ознакомительных целях.