Открыть меню

Новые методы рефлекторной терапии в системе реабилитации больных церебральными параличами

Нарушения в двигательной сфере, порочные установки туловища и конечностей, разнообразные контрактуры суставов на фоне измененной регуляции мышечного тонуса составляют основу клинических проявлений (наряду с психическими и речевыми расстройствами) детского церебрального паралича.

Изменения в опорно-двигательном аппарате, воспринимаемые организмом как нарушения, такие как повышение мышечного тонуса, сокращение сухожилий, автоматизация нефизиологического хода движения – являются, в сущности, нормальными компенсаторно-приспособительными возможностями организма.

Они служат защите организма или экономизации в смысле минимизации затрат силы и внимания для осуществления движений. Повышение мышечного тонуса повышает готовность ответа на возможные механические повреждения; способность сухожилий сокращаться и способность фасций склеиваться способствует стабильности суставов и уменьшает активную статическую работу. Быстрое привыкание больного к нефизиологическим движениям, таким как разгрузочная хромота, возникающая, например, при растяжении связок голеностопного сустава, помогает создать с помощью механизма автоматизации свободу для переработки других сенсорных ощущений.

Щадящая осанка и необычные положения суставов, изменение которых вызывает болевые ощущения через ноцицептивные механизмы, также имеют свое биологическое значение.

Инициация саморегуляции через усиление имеющейся модели быстро приводит к хорошим терапевтическим результатам – организм реорганизует сам себя, т.е. находит свой собственный индивидуальный путь к улучшению функции. В сокращенной мышце через дальнейшее сокращение происходит расслабление, неправильное положение сустава исправляется путем перехода границ неправильного положения.

Через привыкание организм воспринимает патологическую ситуацию как нормальную. Ряд рефлекторных механизмов, например, таких как установочный рефлекс, контролирует это «нормальное» состояние. При растяжении привычно сокращенной мышцы, особенно если неверно выбрать тайминг (момент лечебного воздействия), немедленно поступает информация: «произошло активное растяжение мышцы. Противодействие!» Ответом на движение из привычной нормы является движение в противоположном направлении к этой «норме».

Это происходит особенно часто, если затрагиваются ноцицептивные рецепторы.

Движение, или даже форсированное движение из «объективно патологической» ситуации, но объективно воспринимаемой как «нормальной» к «объективно физиологической» ситуации, очень часто вызывает противоположную реакцию, вплоть до резкого обострения. Поэтому следует критически рассматривать терапию, идущую до границ боли.

Если то состояние, которое мы обнаруживаем у больного при обследовании, имеет биологический смысл, трудно представить, а особенно объяснить, почему мы должны предпринимать что-либо против имеющейся модели. Исходя из рисунков нарушения подвижности, зафиксированных при обследовании, эти модели доводятся до конца (так называемый принцип анфолдинга или развертывания), а чаще всего даже несколько гипертрофируются. В сокращенной мышце через дальнейшее сокращение происходит расслабление, неправильное положение суставов исправляется путем перехода границ неправильного положения. Следует понять, что болезненные изменения уже указывают направление решения проблемы.

Другими словами, то же самое лечится тем же самым, т.е. его имитацией.

Инициация саморегуляции через усиление имеющейся модели имеет дополнительное обучающее преимущество: организм реорганизует сам себя, т.е. находит свой собственный индивидуальный путь к улучшению функции. Воздействие без боли, достижение расслабленности предотвращает появление ситуационно фиксируемых ноцицептивных рефлексов.

Изложенное выше отражает суть лечебного метода ортобиономии.

Основатель ортобиономии – англо-канадец Pauls (1968), канадец Jones (1972) – автор т.н. позиционных техник – техники спонтанного снятия остеопатических нарушений с помощью целенаправленного укладывания пациентов.

Yones рзработал модели рисунков нарушения подвижности суставов, нашел соответствующие разновидности позиционной техники.

Слово «ortho» в переводе с греческого означает «прямой,вертикальный,правильный». Слово «биономия» (англ.bionomy) может быть переведено как «закономерность жизни». Таким образом, ортобиономия означает: «работать законами жизни» или «работать в соответствии с законами жизни».

Манипуляции в ортобиономии безболезненны и безопасны, лечение необходимо выполнять только к направлении рисунка функциональных расстройств, а не наоборот.

Лечебное действие данной техники основано на целенаправленной стимуляции механизмов автокоррекции тела, приводящих к компенсации функциональных и энергетических дисбалансов и снятия соответствующих блокировок.

Холистический подход в медицине (холистическая медицина) рассматривает организм как единую открытую (диссипативную) многоуровневую многофункциональную систему, где все взаимосвязано.

В 1962 году англ. ученый Лиссман доказал существование электрорецепторов. Передача нервного импульса связана с энергетическими процессами, но смысл импульса – передача информации от клетки к клетке.

В 1975 году открыт способ кодировки различного вида информации в сенсорной системе (клетках-рецепторах) человека (Дж.Сомьен).

В 1980 году российский патофизиолог Г.Н.Крыжановский сформулировал теорию генераторных механизмов нейропатологических синдромов. Нарушение регуляторных функций нервной системы вызывает рассогласование в функциональных системах организма, каждое звено рассогласованной системы может быть пусковым механизмом построения новой, но патологической функциональной системы, и изменений как в соотношении, так и в уровнях функционирования, доминанты, детерминанты и антисистем.

Для организации динамического процесса регулирования необходимо использовать физический фактор, способный переносить в пространстве и времени сигнал для организации информационного обмена между целым живым организмом, его органами и этим фактором. Таким физическим фактором является сложномодулированное электромагнитное поле КВЧ-диапазона, энергетические и информационные параметры которого могут обеспечить различное управление функциональным состояние живого органа. Основополагающей компонентой управления является биоэлектромагнитная реактивность живых тканей органа (БЭМР) – способность живых тканей органа формировать ответный электромагнитный сигнал на действие ЭМИ КВЧ-диапазона или на действие какого-либо другого фактора, имеющего электрическую или магнитную компоненту воздействия.

Этот подход можно использовать при лечении многих заболеваний, в том числе и детского церебрального паралича. Нужно только знать собственные физиологические частоты различных органов, структур и систем (их еще называют биорезонансными терапевтическими частотами), применяя которые можно способствовать восстановлению нормального функционирования различных систем, структур и органов.

Этот подход был использован при разработке системы многоуровневой коррекции двигательных нарушений — МЛС-коррекция – для лечения больных с церебральными параличами (Ю.И.Бабчик,2000).

Формируется новая философия медицины.

Мы стоим на пороге того, когда живой организм уже понимается как система взаимодействующих саморегулирующихся систем. Это понимание воплощается в практику совершенно новой медцины – медицины информационного общества. Новая медицина понимает болезнь как кризис управления организмом, не позволяющий ему адаптироваться к новым условиям жизни. Болезнь – это и есть рассогласование действий в сложной системе управления организмом.

Согласно физиологии функциональных систем (П.К.Анохин,1971; К.В.Судаков,1983) целостный организм в каждый данный момент времени и в данном пространстве представляет четкое взаимодействие (динамическую структурно-функциональную интеграцию по горизонтали и вертикали) множества функциональных систем, что и определяет нормальное течение метаболических процессов, стабильность гомеостаза, поведенческие реакции и комфортность жизни человека. Нарушение этой интеграции, если оно не компенсируется специальными механизмами, означает заболевание и может привести к гибели организма.

В.П.Веселовский (1991) своими научными разработками убедительно доказал единство всех составляющих двигательного стереотипа, который формируется всеми ПДС (позвоночно-двигательными сегментами) позвоночника, суставами и мышцами конечностей (принцип шея – таз, голова – ноги). Недаром классик мануальной терапии К.Левит (1993) по поводу единства позвоночника говорил:»Если возникают изменения позиций или функций в одном конце позвоночника, то это мгновенно рефлекторно обнаружится по все его оси…».

Нарушение процессов возбуждения в структурах, регулирующих мышечный тонус, приводит к декомпенсации трофических процессов в межпозвонковом диске и окружающих его тканях. Асимметрия тонуса мышц тела приводит в дальнейшем к асимметрии силы и массы соответствующих мышц или мышечных групп. Подключение сегментарных центров рефлекторной регуляции мышечного тонуса клинически проявляется в виде мышечно-тонических синдромов.

У ребенка, травмированного в родах и начавшего ходить, формируется не оптимальный двигательный паттерн, который длительное время компенсируется смещением межпозвоночного диска (МД), не симметричным развитием мышц тела и наличием гипертонуса в определенных группах мышц. Длительное смещение МД обязательно приводит к ротации позвонков, т.е. функциональной дисфиксации, что усугубит явления нарушения трофики мышц, одним из проявлений которого будет развитие неполноценности процессов сокращения – расслабления.

Эти положения проф. В.П.Веселовского легли в основу предложенного В.И.Козявкиным метода лечения двигательных (и не только!) расстройств у больных с детскими церебральными параличами, обозначенного автором как СИНР – система интенсивной нейрофизиологической реабилитации, по сути остающейся вариантом мануальной терапии, а не самостоятельной системой реабилитации больных ДЦП.

11 лет тому назад была опубликована работа доктора А.И.Бобыря (1995) о разработке им нового лечебного метода – дефанотерапии.

Сохраняя основные положения работ В.П.Веселовского, автор доказывает самостоятельность данного метода лечения разнообразных двигательных нарушений, в том числе, и при ДЦП, аргументируя это следующими доводами:

1) При мануальной терапии (МТ) манипуляции осуществляются в одной плоскости – при ударной технологии воздействуют на поперечный отросток позвонка в сагиттальной, а по Левиту – в горизонтальной плоскости. При дефанотерапии (ДТ) манипуляции выполняются одновременно в двух плоскостях: сагиттальной и горизонтальной, что обеспечивает высокую эффективность лечения при полной безболезненности, а значит, атравматичности воздействия.

2) Метод кинестетической диагностики по локальному мышечному дефансу позволяет корригировать процсс лечения без дополнительного R-исследования в процессе лечения, а также быстро и высокоэффективно проводить диагностику наличия участков гипомобильности в позвоночнике.

3) Методика ДТ научна, проще распространенной методики Левита.

4) ДТ включает в себя комплекс диагностических и лечебных приемов, которых достаточно для полного восстановления двигательного стереотипа, т.е. ДТ — самодостаточный раздел медицинской науки.

Составляющими метода являются:

— кинестетическая диагностика

— тракционно-импульсный способ воздействия

— постизометрическая релаксация, массаж

— формирование доминанты оптимального двигательного стереотипа и собственного мышечного корсета методом психофизических упражнений.

Мы использовали метод А.И.Бобыря при лечении 37 больных подросткового возраста со спастическими формами ДЦП. Констатируем быстрое наступление мышечной релаксации, абсолютную безболезненность и безопасность метода. Ни одного случая перелома костей, вывиха сустава у детей ни во время манипуляций, ни после не отмечалось. Это позволяет рекомендовать использование метода дефанотерапии в комплекс реабилитационных мероприятий при детских церебральных параличах.

Важным и ценным наследием народной медицины является массаж, имеющий длительную историю и формировавшийся как практический лечебный метод на протяжении многих столетий.

Существует множество различных видов массажа, среди которых в последние годы альтернативой им все увереннее становятся различные виды вакуумного массажа. Это в значительной мере обусловлено разработкой аппарата фирмы МЕДИНТЕХ (Киев) для проведения вакуумного массажа — МВТ-1. Проведение аппаратного вакуумного массажа в лечебных целях при целом ряде заболеваний позволило повысить качество и результативность лечения до нового уровня.

Применение вакуумного массажа при лечении детей с церебральными параличами до 2003 года отсутствовало, в связи с чем был разработан метод селективного вакуумного массажа, получивший название (в комплексе с методом локального поперечного лезвенного массажа) миофасциального релизинга (Ю.И.Бабчик, 2001,2003).

Мы применяем этот метод, начиная с 1,5-2-х летнего возраста ребенка. Определяющим является правильный подбор степени раздражения и режима пульсации разреженной струи воздуха. Сеанс вакуумного массажа нами подразделяется на несколько этапов. Используются как прессурный, так и сканирующий варианты вакуумного массажа. Сеансы проводятся или через день, или с интервалом в два дня.

Как показали результаты проведенного лечения, именно сочетание метода МЛС-коррекции, вакуумного и локального поперечного лезвенного массажа мышц, ответственных за образование ведущей деформации, обеспечивает максимальный лечебный эффект за счет достижения состояния оптимального миофасиального релизинга.

Ю.И.Бабчик

© 2017 Sqlapp.ru · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено Материалы из рубрики "Копилка" принадлежат их правообладателям и представлены на сайте в ознакомительных целях.