Открыть меню

Комментарий к статье о прививках

Сама статья.

Комментарий.

За свою долгую жизнь невропатолога-невролога (как же мне не нравится этот термин, слово) (стаж 53 года) мне пришлось разбираться с многими случаями вакцинальных осложнений у взрослых и у детей (чаще), вакцинированных сыворотками различных модальностей. Помню как в далеком 1963 году в воинской части (Дальний Восток) пришлось проводить выборочную, проверочную, контрольную вакцинацию группе военнослужащих согласно инструкции, имевшей место быть в то время по поводу поливалентной вакцины НИСИ.

Этот год был годом первого призыва женщин на военную службу. В часть приехало 15 молодых женщин в возрасте от 25 до 29 лет из разных регионов Союза. Так совпало, что через 6 месяцев подошло время проводить вакцинацию. Была выбрана контрольная группа из 30 человек — 15 в/с мужского и 15 в/с женского пола.

Девушки жили в одном месте и было решено вакцинировать именно их из-за доступности наблюдения. 15 солдат были ребята из караула. Из тех же соображений.

Часов через 10-12 начался ад для медиков. У всех — гиперергическая реакция с гипертермией (41-42 град.), а у 6-х развился аллергический шок. Протекал однотипно: гиперергическая реакция, у всех — потеря сознания, у троих возникли общие тонико-клонические судороги.

Шок был такой интенсивности, что на игле человек, еще полностью не вернувшись в сознание, вновь отключался. Пришлось переходить на инфузионную терапию.

Караул полег, поэтому командир, пребывая не в самом лучшем настроении, отправил весь мой медицинский состав службы на посты, кроме старшего врача (л-та Бабчика) и фельдшера. Остальные получили автоматы и отправились на посты, в том числе офицер-медик, который был у меня начальником медпункта. Мне же пригрозил трибуналом в случае неблагоприятного исхода у кого-нибудь из вакцинированных.

Двух пришлось везти в Ванинский госпиталь, причем одна молодая дама, нанайка по национальности, пришла в сознание по дороге в госпиталь. Я писал рапорт командиру, в котором объяснил суть происшествия. Он все, в том числе и рапорт, отправил в штаб ДВО. Приезжала комиссия с высокими начальниками, слушали меня, подтвердили грамотность действий молодого старшего врача части и уехали со словами: «Ждите приказа». В итоге вакцина была отменена для применения не только в округе, но и снята с производства в Союзе. Это одна история.

В окружном госпитале пришлось сталкиваться с осложнениями на полимиелитную вакцину. Это был т.н. параполимиелит, повторявший клиническую картину в точности от и до. Дабы сократить время повествования, ограничусь исходом. Все, повторю, ВСЕ уехали домой после того как их мы откомиссовали, с вялыми параличами преимущественно ног разной степени инвалидности. Это вторая история.

Упав в детство, став детским н е в р о л о г о м, столкнулся с такой историей. У девочки-подростка 14 лет на коревую прививку к вечеру появляется коревая сыпь, гипертермия, и развивается эпилептический токсико-аллергический статус. Так думалось вначале. Но, получив анализ спинномозговой жидкости (пришлось девочку отпунктировать), который носил воспалительный характер. Был типичный коревой энцефалит очень тяжелой степени: глубокая кома, судорожные приступы следуют один за другим и межприступный промежуток на глазах становился все короче.

Девочку перевели в реанимационную палату хирургического отделения санатория. И началось… Уже в вену вводим противосудорожные препараты, уже и анестезиолог-реаниматолог рядом, а судороги все усиливаются. Гипертермия зашкаливала. Переводим на управляемое дыхание и наркоз. В наркозе судороги продолжались 12 часов и… постепенно купировались. Но! началось другое. Развивается острый реактивный психоз с возбуждением, галлюцинациями. Пришлось фиксировать ребенка и вызвать психиатров (в то время в моей службе по штату работали два опытных психиатра). Они работали ночью, я — днем. Справились и с этим. Когда девочка пришла в сознание и все закончилось. Перед переводом девочку в отделение я ее осмотрел. И попал в какое-то сомнолентное состояние, потому что у ребенка с грубым гемипарезом и жесткими контрактурами стопы в голеностопном суставе и ручки — собирались оперировать — ничего из двигательных нарушений не осталось. И пошла в свою палату как Софи Лорен — от бедра! В то время существовал приказ начальника Центрального Военно-Медицинского Управления, в котором расписывалась все процедура поступления в санаторий с перечнем показаний и противопоказаний. В частности, наличие у ребенка хоть одного судорожного приступа в анамнезе вызывало однозначное заключение о противопоказанности пребывания в санатории. Приехала мама и в прощальной беседе я попросил ее держать меня в курсе состояния здоровья ее девочки. Итог. Двигательных нарушений никаких не было, но ребенок стал некурабельным эпилептиком. Это третья история.

Закончив службу и продолжая работу, (что и сейчас продолжаю делать), столкнулся с так называемыми БЦЖ — ассоциированным стволовым менингоэнцефалитом. Было три ребенка. Старался помочь. Ничего не получилось. История однотипная. При рождении, еще в родзале ребенка вакцинируют против гепатита Б, на следующий день — БЦЖ — вакцина против туберкулеза. Ни тебе осмотра микропедиатра, ни иммунолога, никто не проверяет иммунологический статус ребенка на наличие противопоказаний. А у него и так иммунная встряска — надо же родиться! Домой выписывают на 4-й день, даже с субфебрилитетом. К вечеру вдруг, на пустом месте, температура тыла повышается до сорока-сорока одного, судороги, кома. Как водится, поздняя госпитализация, или задержанная (назовите как нравится). Длительная реанимация (до 3-х — 4-х месяцев), затем отделение патологии новорожденных и все. А остальное мама! А медицина в стороне, а медицина не участвует. «Мы вам отдали нормального здорового ребенка», остальное за вами. клиническую картину я видел однообразную: ребенок может только лежать, сотрясают постоянные, чаще клонические, судороги при сохранном сознании. Никаких установочных рефлексов нет. Мышечный тонус либо в состоянии спастического ступора, либо диффузной гипотонии до состояния атонии. Дети были разных возрастов — от 2-х летнего и до 6-летнего возраста. А клиника одна. А помощи ни откуда ждать не приходится, кругом двери закрываются. » А причем здесь мы?»- риторический вопрос. А папа спрыгнул, а маме деваться некуда, а часто и родители мамочек в помощи отказывают, не хотят на «урода», «идиота» тратиться… А если и с инвалидностью закавыка и маму гоняют на ежегодное переосвидетельствование? И даже диагноз детского церебрального паралича не выставляют…

На памяти имею пару случаев, которые произошли еще во время моей службы в санатории.

К нам на лечение привозили отцы двух детей на каждого, у которых жены спрыгнули, посчитав, что всему виной являются именно мужья. Папы — вояки, один офицер, другой прапорщик. Тянули детей как могли…. Мы шли навстречу и держали этих детей по 10-14 месяцев, такое право у санатория было… Чем закончилось? Папа-офицер, придя на обед, отправил по какому-то поводу нянечку в гастроном. Будучи дежурным по части, был при оружии… Оставшись в одиночестве, достал пистолет и выпустил по пуле каждому ребенку и третью — себе. Прапорщик, придя домой и оставшись одним, выпрыгнул с 7 этажа своего дома. Это четвертая история.

Заканчивая. Англичане выбрали две группы новорожденных по 1000 детей — одни были БЦЖированы, другие — нет. И вели детей до 20-летнего возраста, так называемое, лонгитюдинальное исследование. Сколько в группах отсеивалось за 20 лет жизни неведомо, но! Итог! Привитые заболевали туберкулезом в четыре раза чаще непривитых детей. Это пятая история.

Вывод делайте сами.

Ремарка.

Я КАТЕГОРИЧЕСКИЙ ПРОТИВНИК ЛЮБЫХ ПРИВИВОК В ТЕЧЕНИЕ ВСЕЙ ЖИЗНИ!!!

© 2017 Sqlapp.ru · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено Материалы из рубрики "Копилка" принадлежат их правообладателям и представлены на сайте в ознакомительных целях.